Котопес IV

Часть III

Зачем-то я записал свои ночные ужасы, где я выступал в роли жертвы, в этот дневник, и искренне сожалею об этом.

Следующее утро. Проснулся я в холодном поту, заваленный книгами, паркет вокруг обезображен, одежда порвана. Взглянул на часы, было одиннадцать утра. Живая картина “После Бури”. Что-то холодило мою морду, протер лапой, влага. Слезы не высохли за ночь, либо она не была такой уж длинной.

Я поднялся и переоделся. Плана действий не было и не могло быть. Я сделал то, что должен был. Это был единственный правильный выбор. Неужто общеизвестный факт того, что он поимел меня в ванной хуже отчисления. Скорее это удар по моей репутации, которая меня не особо заботила. Профессора никогда не акцентировали на мне внимание, и даже сейчас полностью забыли о том, кто был снизу.

Я вспомнил про свою сестру, проживающую в небольшом городке в Италии и решил, что нужно отвлечься от всего этого, набрал ей и начал собирать вещи. Я мог позволить себе небольшой отдых посреди семестра, тем более, что она была очень рада меня видеть.

В аэропорту я набрал Ее номер, посчитав необходимым сообщить о своем отъезде, меня могли не так понять.

Несколько часов в самолете и я уже ловлю такси на солнечных берегах Северной Италии. Пришлось вспоминать свой хилый итальянский, чтобы добраться до двухэтажного коттеджа сестры.

Когда я постучал в дверь, то на той стороне услышал радостные возгласы. Дверь раскрылась и дорогая сестренка набросилась на меня в обьятиях, в ее стиле.

– Я тоже рад тебя видеть, сестра.

Эта небольшая черная кошечка буквально повисла на мне, не давая войти внутрь.

You might be interested:   Как создать свой мир

– Ты не не можешь себе и представить, как я рада!

С этими словами она наконец отпустила меня и позволила войти внутрь. Я остановился в прихожей, еще раз обдумав ее слова, но не найдя в них ничего необычного.

– Будь как дома!

Меня ждал отпуск в Двухэтажном особняке с 6 комнатами, даже для двоих этого было многовато. И где она нашла деньги на такую недвижимость.

Я помнил сестру с детства. Она никогда не была подвержена предрассудкам, всегда оптимистична и жизнерадостна.

Прекрасный друг и спутник жизни. Как ни странно, она не сходилась с парнями и раздражала девушек. Как тяжело ей было в детстве одной, я думал, что цветок уже завял, но ее учеба кончилась, она съехала и снова расцвела.

Стала пользоваться некоторым вниманием среди обоих полов, довольно известным для этого небольшого городка хостом вечеринок.

И снова она пробудила меня, нарушив ход мысли.

– Эй, не спи.

Она тормошила меня за руку. Старше меня на два года, но выглядящая такой молодой.

– Твоя комната наверху, пойдем покажу.

Мы поднялись. Она выделила мне просторную комнату, выдержанную в серых тонах, видимо предназначенную для гостей, и ушла.

Я сел на двухместную кровать и распаковал вещи, после чего спустился вниз.

Она рыдала, сидя за барной стойкой, отделяющей кухню от гостиной.

– Ну же, не плачь, что случилось?

Я сел рядом и увидел открытую бутылку дорогого скотча.

– Я для них всего лишь игрушка… попили и забыли, не больше. Владелец дома, где можно весело провести время… Я даже личностью для них быть перестала…

– И стоит из-за этого рыдать? Прекрати устраивать эти сборища алкоголиков и все тут.

You might be interested:   Сердца трех, нищета и собаки

– Тогда я вообще перестану быть кому-либо нужна, да и живу я за счет этого.

Ах, вот оно что. Прибыльный бизнес.

– Тогда крепись, это не более чем хорошо оплачиваемая работа.

Она снова обняла меня. Да что ж за чертовщина.

– Вот ты, брат, живешь, а не видишь. Все мы катимся к чертям, всех нас ждет могила.

С этими словами она налила себе еще скотча и залпом выпила.

– И важно данное нам время провести наилучшим образом, а не тратя его на “всего лишь работу”. Понимаешь?

Я не понимал абсолютно, без алкоголя такое сложно понять, потому я принес себе стопку и тоже испил прекрасный шотландский алкоголь.

– У нас от рождения было все. Деньги, внимание родителей, образование. Но оба мы вышли бездарными. Даже это ужасное общество отвергло нас.

После паузы она продолжила:

– И потом смотришь на детей бедняков, которые поднимаются из грязи в князи.

– Поднимаются лишь единицы.

– Верно, единицы. Но эти единицы ставят потом весь мир на колени.

– И чаще всего потом их убирают, так как старым богатеям не нужны конкуренты.

Она привалилась на меня и сказала:

– Боже, как мне тебя не хватало.

– Мне жаль, что мы не общались столько лет.

– И зачем я только уехала. Что мне дали эти солнечные берега кроме боли и одиночества.

– Эти берега показали тебе, что ты способна добиться ничуть не меньшего и без помощи наших родителей.

– Да, наверно ты прав.

Мы просидели молча минут 15, пока она не поднялась. Она была такая чудная и оттого не менее милая, как сестра конечно. Еще мне не хватало устроить инцест.

You might be interested:   Котопес V

– Погуляем по набережной?

– Почему нет.

Я видел море не так много раз, так как жили мы в глубине континента, хоть и ездили на побережье. Я встал и направился было к двери, как она повалила меня на диван и легла сверху.

– А ты все так же невнимателен.

Воспоминания вдруг ударили мне в голову. Я не знаю, что такого изобразилось на моей морде, но она в ужасе отпрянула.

– Что с тобой?

– А? Нет, все хорошо.

Когда мы вышли, полил проливной дождь. Пришлось возвращаться за зонтом. Звон капель по зонту, серое небо, белые всполохи в тучах, неспокойное море, теплое родное существо, идущее под руку. Как это было прекрасно.

Брусчатка набережной уходила куда-то далеко, за горизонт. Идти по ней можно было вечно. Мы шли куда-то вперед, непонятно куда и зачем.

Пока меня не окатило волной. Сестра-то вовремя отпрыгнула, а потом долго смеялась над моей ужасной для кота реакцией. Настроение было полностью испорчено.

Когда мы вернулись домой, то было уже довольно поздно, потому я принял душ, пожелал доброй ночи и лег спать.

Source: Blog

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *