Котопес V

Я не знаю, что конкретно меня разбудило. То ли движение кровати, то ли крики сестры. Она тихо вошла и запрыгнула ко мне в кровать без тени стеснения. Видимо она не находила ничего необычного в подобном поведении.

За окном опять моросило. Осень как-никак. И действительно, что в этом такого… После произошедшего я везде искал намеки, скрытый смысл, но его не было и не могло быть.

И снова мы лежали вдвоем. Тихо тикали часы. Никогда не замечал, что они тикают. В такие моменты вспоминаешь раннее детство. Поля около родового особняка. Старый дуб с качелями.

Иногда мне кажется, будто родители пожертвовали всем, чтобы нам с Сильвией было хорошо там. Сразу после нашего рождения они переехали в этот старый дом. Мы жили там и не знали горя городской жизни до семи лет.

Потом мы переехали поближе к школе, да, мы довольно часто переезжали. В этом много плюсов. Мы узнавали новых людей, новые места, новые жизни. Ведь каждый знает, как отличается жизнь особняком от деревенской, в деревне от небольшого города вроде того, где мы сейчас находились, от мегаполиса.

Мы видели самые различные жизни людей и сами осознанно выбирали свою жизнь после окончания школы. Она предпочла тихий городок шумным улицам.

Тикали часы. Тихо стучали капли по окну.

– Ты тоже вспомнил детство, Марк?

– Да, Сильвия.

Она приобняла меня, прижавшись к груди. Мы снова лежали в тишине, думая об одном и том же. Это чувство согревало душу. Столь различны и в то же время столь похожи.

Я уснул, наверно и она тоже. Мне снилось детство. Шелестела трава, солнце клонилось к горизонту. Я сидел у старого дуба и смотрел на озеро и горы вдалеке. Книга лежала на моих маленьких коленях. На берегу виднелся Хертаун, ближайшее село к нашему особняку, несколько маленьких точек, рыбацких лодок, лежали на берегу.

You might be interested:   Как создать свой мир

Мы жили на скале что-ли. Один холм был пологий, по нему взбиралась дорога, а к озеру выходила отвесная стена.

К нам тогда приезжала семья Дирвудов. Каролина и Сильвия резвились на поляне, подбежали ко мне, куда-то потащили… Мы кружились этой бешеной пляске, напоминающей древние обряды язычников и не заметили как подступили к обрыву. Каролина споткнулась, повисла на моей лапе, но… пальцы ее разжались и она полетела вниз. Они больше к нам не приезжали. Их дочь погибла, лишь потому, что я не сумел ее удержать.

“Травма детства, след на восприятии мира”,- скажете вы, но нет. Вряд ли это событие “сломало” меня. Лишь укрепило, открыло новые горизонты.

Я проснулся. Сильвия все еще что-то мурчала себе под нос.

– Почему умерла Каролина?

– Мр, мр, умерла? Ты о чем?

– Каролина, упала со скалы.

– А, она… Ты забыл?

– Нет, я-то все помню, но зачем…

– Ладно. Она умерла, чтобы показать нам, что никто не вечен и любая ошибка может привести к летальному исходу?

– Никто не вечен, и малейшая ошибка может привести к смерти…

– Именно так, жизнь жестока. И все мы лишь песчинки в ее течении. Кого-то выкидывает на берег, а кто-то продолжает свой путь. Рано или поздно все осядут на дне.

– Прекрасная метафора, Сильвия.

– Ты меня смущаешь.

Она слегка улыбнулась.

– Мне очень тебя не хватало, Марк. Может ты останешься?

– Я… я не знаю.

– Любовь?

Улыбка сползла с ее уст.

– Да, тогда там ты будешь нужнее. Она красивая? Опиши мне ее.

Она перекатилась на живот, подняла ноги в коленях и подперла руками свою мордашку.

You might be interested:   Школьные страсти

– Проблема в том, что это не она.

– Ах, вот как. И какой же он? Сильный и мужественный пес?

– Сильный и мужественный.

– Готовый защитить своего котика в любой момент?

– В том-то и дело, что нет.

– Нет?

Я изложил все, как было. От начала до конца.

– Ты спас его от отчисления, и влюбленный бросил тебя из-за смеха полусумашедших стариков?

– Выходит, что так.

– И зачем он тебе нужен? Я удивляюсь тебе. Столь сильный характер в слабом теле. Даже когда Каролина умерла, ты держался сильно и уверенно, поддержал меня в этот трудный момент. Он же полная твоя противоположность.

– И.. я не знаю что делать.

Слезы навернулись мне на глаза. Я брякнулся на подушку и зарыдал. Она подползла и положила руку мне на голову.

– Ну же, Маркус. Он не стоит твоих слез. Мы переживем это вместе.

Раздался телефонный звонок. Она встала и вышла, вернулась секунд через 30.

– Отец умирает.

Я развернулся и увидел, как слезы потекли по ее щекам. Я встал, подошел к ней. Вытер лапой слезы на ее щеке, и поцеловал. Губы наши сомкнулись, как сомкнулись наши сердца в этот момент. Мы простояли секунд 5 прежде чем я аккуратно отстранил ее.

– Надо ехать.

Мы спешно оделись и поехали туда. Обратно в детство, в родовой особняк на скале. Сильвия смотрела на дорогу, я разглядывал закат над горами. Я не знаю сколько мы ехали. Одна за другой, неспешно появлялись яркие точки на черном небосводе. А машина все ехала, и ехала.

Source: Blog

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *